Дом печати Южной Осетии готовит к изданию семь книг
в нужном месте», Роланда Бязрова «Публицистика», Ильи Плиева «Уарзын райгуырœн бœстœ», Мери Цховребовой «Уацмыстœ», Майи Бекоевой «Уасœг», ...

Очерки журналиста «МК в Карелии» вошли в "Золотой запас" журнала "Север"
Его финалистом в номинации "Очерк и публицистика" стал и постоянный автор "МК в Карелии" журналист Александр Трубин, предложивший на суд ...

За Императора! Россия создаёт генетически-модифицированный спецназ?
Вторым источником вдохновения для Майкла Пека могли стать интервью и публицистика популярного российского писателя Захара Прилепина ...

Генеральная прокуратура меняет понятие подсудности в деле Пушкарёва
В их «особых мнениях» — не только юридические аргументы, но и вполне ироничная публицистика. Вот что написал, например, Юрий Данилов ...

Xx Век: Прожитое и Пережитое. История Жизни Историка, Профессора Петра Крупникова, Рассказанная Им Самим
# 33945037

Xx Век: Прожитое и Пережитое. История Жизни Историка, Профессора Петра Крупникова, Рассказанная Им Самим

480 р.

История как рассказ о прошлом всегда находится в точке скрещения искусства и политики

Масштаб личности и значимость научных изысканий Петра Крупникова только сейчас могут быть оценены по достоинству русским читателем

В научных кругах Латвии и Германии, в университетской среде, Крупников был популярен не менее, чем Лев Гумилев в России, благодаря своему выдающемуся дару лектора

Для него история — не только знание о прошлом, но сумма интеллектуальных опытов, не учитывая которые мы сужаем понимание и сегодняшней нашей жизни, свою способность разумно действовать в современных ситуациях

Их текст был обработан Гунтой Страутмане, переведен с латышского Роальдом Добровенским и теперь представлен вниманию русского читателя.

Он умел оживить прошлое в настоящем, его лекции воспринимались как законченные произведения искусства

По своей культуре мышления Петр Крупников ближе к французской школе «Анналов», которая, чтобы понять ход истории, обращается к исследованию ментальностей, к человеческим характерам, социальному статусу и мировоззрению

С тех пор как история стала наукой, она опасно приблизилась к политике

Свои мемуары на исходе жизни он диктовал по просьбе сына своей бывшей студентке Дагмаре Бейтнере

Это заставляет задаваться вопросом: кому или чему служит история, кому или чему — историк? Петр Крупников, как и другой знаменитый историк Никколо Макиавелли, родился во Флоренции и, вероятно, унаследовал от него основную тему своих научных интересов — «власть и общество», «личность в истории»

100